Обвинили в неуплата налогов

Предлагаем информационную консультацию по теме: "Обвинили в неуплата налогов" с профессиональными комментариями и выводами. Не на все вопросы можно ответить в статье однозначно. Поэтому, если необходима индивидуальная консультация, то обращайтесь к дежурному юристу.

Когда уголовного дела за неуплату налогов не избежать?

Выездная налоговая проверка — это не только многомиллионные доначисления (56 млн руб в среднем по Москве в 2018 году). Это ещё и 99% вероятность, что после выездной проверки в отношении директора будет возбуждено уголовное дело по ст.199 УК РФ.

Когда неуплата налогов — преступление, а когда — нет?

Преступление по ст.199 УК совершается только с прямым умыслом. Это следует из п.8 Постановления Пленума ВС РФ от 28 декабря 2006 № 64 и здравого смысла.

Отсутствие умысла или недоказанность умысла, является основанием для отказа в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.

Прямой умысел на совершение преступления — это когда лицо, совершающее преступление, осознаёт, что оно его совершает и хочет получить преступный результат (в нашем случае — незаконную экономию на налогах).

Следовательно, чтобы директор компании, уличённой в неуплате налогов, мог быть привлечён по ст.199 УК, ФНС должна доказать, что директор:

  • осознавал, что в результате его действий компания не доплачивает налоги;
  • понимал противоправность своих действий;
  • осуществил действия, направленные на недоплату налогов.

Например, если директор компании создаёт технички, с помощью которых потом «рисуются» затраты и хозяйственные операции для уменьшения НДС — это прямой умысел.

Создание «фиктивного документооборота» по взаимоотношениям с техническими компаниями, искусственное дробление бизнеса (без наличия деловой цели, или только с целью занижения налогов) — тоже прямой умысел на неуплату.

Пример из практики: полиция вскрыла сейф директора, а там любопытная находка — договоры, акты, счета-фактуры по нескольким контрагентам, аккуратно, в файликах. Почему-то не в бухгалтерии, а у самого директора. Оперативный работник сделал вывод, что левые компании — те, документы от которых лежат в сейфе. Почему? Потому, что очевидно — директор компании сам получал от обнальщиков указанную первичку.

Прямого умысла, а вместе с ним и преступления нет, если неуплата налогов произошли из-за неверного расчёта, ошибки, заблуждения, непонимания закона или других нормативно-правовых актов.

Это в теории. Как на практике обстоят дела с возбуждением дел по ст.199 УК и доказываем умысла?

В 70% дел умысел не доказан. Но считается, что доказан

Повторимся, что акт выездной налоговой проверки или решение по ней — почти гарантированное уголовное дело. Согласно нашим наблюдениям, примерно в 70% случаев умысел не доказывается ни налоговым инспектором, ни следователем.

Например, считаем доказанным умысел на уклонение от уплаты налогов тогда, когда у директора в сейфе или в бухгалтерии были обнаружены печати от компаний-контрагентов, также установлено, что в отношении контрагентов сдавал отчетность и осуществлял платежи по Клиент-банку сам проверяемый налогоплательщик. Здесь налицо признаки создания фиктивного документооборота. Ни о какой реальности сделок с таким подконтрольным контрагентом здесь и речи быть не может.

Но по большей части претензии налоговиков и следователей основаны на непроявлении должной осмотрительности и на формальных недостатках контрагентов, таких как:

  • массовый адрес
  • массовый директор
  • отсутствие материальных, технических и кадровых возможностей выполнить условия договора
  • низкая налоговая нагрузка у контрагента и т.д.

В этом случае, инспекцией не доказан факт невозможности выполнения работ спорным контрагентом. Реальность хозяйственной операции (наличие конечного результата сделки) вообще не оспаривается. В этом случае, по нашему мнению, говорить о наличии у налогоплательщика прямого умысла на уклонение от уплаты налогов необоснованно.

Примерно в 70% случаев прямой умысел на неуплату налогов «по умолчанию» считается имеющимся. Обвинительный уклон госорганов никого не удивляет. Существует даже совместное письмо ФНС и Следственного комитета от 13 июля 2017 года, в котором налоговым инспекциям предписывается доказывать факт прямого умысла на неуплату налогов.

То есть ФНС понимает, что для уголовного дела нужно доказать прямой умысел. Но всё равно в примерно 70% случаев умысел считается доказанным «по умолчанию».

Как директору отбиваться от обвинений по ст.199 УК?

Если неуплата налога очевидна, то необходимо доказать, что прямого умысла на их неуплату не было. Вернее, нужно доказать, что ФНС и полиция не доказали прямой умысел, т.к. человек считается невиновным, пока не доказано обратное. Но т.к. фактически презумпция невиновности у нас работает плохо, то будем говорить, что директор обязан доказывать свою невиновность.

Какие у директора могут быть варианты, чтобы доказать, что он ни в чём не виноват?

Директор лично не занимался поиском контрагентов и их проверкой, т.к. в организации этим занимаются уполномоченные (назначенные приказом) сотрудники.

Директор в силу своей загруженности не общался с контрагентами и не проверял ход исполнения договора, т.к. это функционал сотрудников соответствующих служб (прораба, главного инженера, кладовщика, менеджера по продажам и т.д.).

Директор добросовестно заблуждался относительно достоверности документов, т.к. доверял главному бухгалтеру, который готовит отчётность. Директор подписывал готовую отчётность, но не мог проверить её правильность, т.к. не обладает должными познаниями в вопросах бухгалтерского учета и налогового права.

Директор может попытаться «свалить вину» на фактического руководителя бизнеса. В таком случае директору придётся заявить, что он является номиналом, который выполняет указания другого лица, в том числе подписывает документы не глядя. В данном случае он может нести ответственность за незаконное образование юридического лица (ст. 173.1 УК РФ). Но при этом он был уверен, что в компании уплачиваются все налоги.

Непроявление должной осмотрительности — ещё не прямой умысел. Позиция директора в таком случае заключается в том, что он, работая с, как оказалось, недобросовестным контрагентом, не знал о том, что контрагент является недобросовестным.

Выводы

Сейчас почти каждая выездная проверка заканчивается не только доначислениями, но и уголовным делом против директора.

Неуплата налогов по ст.199 УК — преступление, совершаемое с прямым умыслом. Если прямого умысла не было или он недоказан, значит, не было и преступления.

Практика идёт по обвинительному пути: примерно в 70% случаев возбуждения уголовного дела после налоговой проверки умысел считается доказанным, даже если на самом деле таких доказательств нет.

У директора есть возможности доказать, что он невиновен. Но каждое дело индивидуально, и в каждом требуется участие опытного адвоката, специализирующегося на налогах.

Читайте так же:  Налог на прибыль организаций является федеральным

Законная возможность «размыть» ответственность директора существует, но каждый случай уникален и должен решаться с учётом фактических обстоятельств дела.

Подмосковную компанию обвинили в неуплате налогов на миллиард рублей

МОСКВА, 9 авг — РИА Новости. Следователи возбудили уголовное дело об уклонении от уплаты налогов на более чем миллиард рублей в Подмосковье против инженерно-строительной компании ООО «НГСК», сообщает главк Следственного комитета России по Московской области.

«В результате вышеуказанных действий ООО «НГСК» не исчислило и не уплатило в полном объеме налог на прибыль и налог на добавленную стоимость за 2013-2014 годы в сумме более 1 миллиарда рублей. Указанное преступление было выявлено совместно с оперативными сотрудниками Управления «Р» ГУЭБиПК МВД России», — говорится в сообщении.

Дело возбуждено по статье «уклонение от уплаты налогов группой лиц в особо крупном размере».

Правда и ложь о взыскании налогов компании с собственника и руководителя

Цель любой выездной налоговой проверки — не только установление и доначисление налоговых недоимок, но и их обязательное взыскание, которое по итогам отчетного года в каждой инспекции должно составлять не менее 65% от всех доначислений. Если компания не может исполнить свои обязательства, крайне велик риск предъявления уже личных претензий по этим долгам к её собственникам и руководителям. Все чаще из СМИ слышны громкие случаи банкротств с субсидиарной ответственностью бенефициаров бизнеса. Но это не единственный механизм.

Сегодня поговорим о ситуациях, когда неуплата налогов повлекла возбуждение уголовного дела или даже вынесение обвинительного приговора. Неуплаченные налоги в этом случае признаются ущербом, который взыскивается с физических лиц.

Контролирующие компанию лица могут быть привлечены к уголовной ответственности за неуплату ею налогов и страховых взносов. При этом есть шанс от такой ответственности освободиться, если лицо совершило преступление впервые и погасит (лично или через организацию) все доначисленные налоги, пени и штрафы.

Если же добровольного погашения не произойдет, налоговый орган или прокуратура все равно могут взыскать указанные суммы в виде возмещения ущерба, причиненного государству. Для этого необходимо наличие вступившего в силу приговора суда, установившего вину конкретного физического лица в совершении налогового преступления. При этом освобождение от уголовной ответственности в случае амнистии или истечения срока давности (=нереабилитирующие основания) от указанных имущественных обязательств не спасет.

В этом случае считается, что государству причинен ущерб действиями конкретного лица, которое и обязано его компенсировать по иску соответствующих органов.

Ранее суды не допускали возможности взыскания ущерба с физического лица, признанного виновным в совершении уголовного преступления, выразившегося в неуплате организацией, которую он контролировал, установленных налогов и сборов в крупном или особо крупном размере. Данная позиция была основана на том, что юридическое лицо является самостоятельным субъектом, отвечающим по своим обязательствам всем своим имуществом, поэтому неуплата налога, допущенная со стороны юридического лица, не может квалифицироваться как ущерб, причиненный государству действиями ее руководителя и (или) учредителя.


Верховный суд решительно поменял эту практику1, отметив, что ответственным за возмещение ущерба Российской Федерации в виде неуплаченных организацией налогов, в том числе неправомерного возмещения из бюджета НДС, может быть признано физическое лицо, привлеченное к уголовной ответственности за данное правонарушение. [1-Определение ВС РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19]

Конституционный суд в декабре прошлого года обозначил еще несколько принципиальных моментов в этом вопросе.2 [2-Постановление КС РФ от 08.12.2017 №39-П]

Первый момент

    по данным ЕГРЮЛ прекратила свою деятельность;

фактически является недействующей, в связи с чем взыскания с нее невозможны;

служила лишь «прикрытием» для действий контролирующего её физического лица.

Иными словами, другой возможности восполнить потери бюджета нет.

С первым пунктом все однозначно.

В отношении второго ФНС РФ3 поспешила привести примеры, что может свидетельствовать об исчерпании возможностей взыскания долгов с самой организации, указав нижестоящим инспекциям, что такими доказательствами являются (п. 5 Письма):

Вполне объективные и привычные обстоятельства как:

    возвращение исполнительного листа в связи с невозможностью его исполнения;
  • прекращение производства по делу о банкротстве или возврат заявления о признании компании банкротом в связи с отсутствием средств для финансирования процедуры. [3-Письмо ФНС РФ от 9 января 2018 г. №СА-4-18/[email protected]]
  • Так и специфичные, связанные с признаками нежизнеспособности проверенного налогоплательщика:

    • наличие у компании признаков недействующего юридического лица (в соответствии с положениями п. 1 ст. 21.1 ФЗ «О гос.регистрации юридических лиц. »), в том числе до окончания процедуры исключения компании из ЕГРЮЛ

    наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности.

    Есть и вовсе интересные:

      наличие иных данных, полученных по итогу анализа финансово-хозяйственного состояния организации, о невозможности уплаты недоимки. При этом такой анализ может быть проведен как арбитражным управляющим, экспертом, так и (внимание!) самим налоговым органом;

    отсутствие у налогового органа оснований и/или возможности для взыскания недоимки с иных лиц, в том числе когда основания есть, а активов у этих лиц нет.

    При этом, согласно позиции КС РФ, если судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. фактически не является самостоятельным участником экономической деятельности), обратиться с иском о возмещении вреда можно еще до наступления перечисленных объективных признаков невозможности исполнения компанией своих налоговых обязательств. Это значит, что налоговый орган может не инициировать исполнительное производство, банкротство и не ждать получения формальных документов о невозможности взыскания.

    Таким образом, налоговый орган должен доказать, что иной возможности взыскать доначисленные суммы нет. В свою очередь, привлекаемое к ответственности лицо должно доказывать суду, что, наоборот, такая возможность есть, и долги можно погасить альтернативным способом, в том числе взыскав их с иных лиц, причастных к уклонению.

    В качестве успешных для должников обстоятельств можно привести следующие:

    • ИФНС не предпринимались меры ко взысканию с правопреемника4; [4-Постановление Тверского областного суда от 12 февраля 2018 г. по делу № 2-327/2017]
    • процедура банкротства компании-налогоплательщика не окончена;5 [5-Решение Таганрогского городского суда от 27 февраля 2018 г. по делу № 2-1245/2018]
    • к ответственности по долгам организации уже привлечена иная компания в порядке ст. 45 НК РФ6. Речь в большинстве случаев идет о компаниях-двойниках, зарегистрированных на смену налогоплательщику-должнику; [6-Решение Щекинского районного суда от 2 февраля 2018 г. по делу № 2-20/2018]
    • действующая компания-должник постепенно погашает недоимку и владеет имуществом, превышающем по стоимости оставшийся долг7. [7-Решение Пролетарского районного суда г. Тулы от 27 декабря 2017 г. по делу № 2-1868/2017]
    Читайте так же:  Презентация на тему водный налог

    Основания для штрафа

    Очень часто бывает так: в тексте Решения о привлечении к ответственности пишут, что налогоплательщик создал схему ухода от налогов, при этом налоговый орган штрафует налогоплательщика по п. 1 ст. 122 НК РФ, а это – правонарушение неумышленное. Создание схемы по неосторожности выглядит, мягко говоря, не очень логично. По неосторожности можно совершить арифметическую (техническую) ошибку, которая повлекла неуплату налога. Поэтому сейчас обратили внимание на то, что в п. 3 ст. 122 НК РФ умышленная неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы или других неправомерных действий (бездействий), если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных ст. 129.3, 129.5 НК РФ, влечет взыскание штрафа в размере 40% от неуплаченной суммы.

    На практике же привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности по п.3 ст. 122 встречается довольно редко. Основной состав правонарушения, по которому штрафуют налоговые органы, – это п. 1 ст. 122 НК РФ, штраф 20% от суммы неуплаченного налога. При этом в Рекомендациях указано, что руководитель или заместитель руководителя налогового органа при привлечении налогоплательщика к ответственности, не связан квалификацией налогового правонарушения, которую дал в акте налоговой проверки инспектор. По результатам рассмотрения налоговой проверки при вынесении решения руководитель налогового органа либо его заместитель могут ужесточать ответственность, квалифицируя деяние не по п. 1 ст. 122 НК РФ, а по п.3 ст. 122 НК РФ.

    Как избежать уголовных рисков

    Государство усиливает уголовное давление на бизнес — с его точки зрения, это наиболее эффективно. Поэтому если вам есть что защищать, то готовиться к визиту налоговиков и правоохранителей следует заранее. Сегодня это неизбежная реальность. Профилактические меры помогут вам избежать ошибок и негативных уголовно-правовых последствий.

    Подразделение экономической безопасности вашей компании, бухгалтерия и юридическая служба должны проводить тщательную проверку контрагентов. В случае налогового спора на вашей стороне будут доказательства проявления «должной осмотрительности». Кроме того, в финансовых документах и при проверке контрагентов обращайте внимание на все, что вызывает у вас подозрение. Если нет уверенности в контрагенте, подавать его в декларации для вычета НДС не стоит.

    Храните доказательства ваших переговоров с контрагентами. В уголовном процессе можно использовать любые доказательства: переписка в почте, сообщения в мессенджерах, различные меморандумы, протоколы согласований и др. Например, в сделках с торговыми домами эти доказательства для защиты покупателя приходятся очень кстати.

    Усильте бухгалтерию квалифицированными специалистами, которые действуют исходя из того, что они опора и щит вашей компании. Именно ошибки бухгалтерии часто приводят к проявлению ненужного интереса со стороны налоговых и правоохранительных органов. Также вам как предпринимателю потребуются квалифицированные юристы. Лучше воспользоваться профессиональной оценкой налоговых рисков, чем потом справляться с решениями, которые несут разрушительные последствия для бизнеса.

    Будьте внимательны при взаимодействии с налоговым органом, предвосхищая все возможные вопросы к компании. Большую часть претензий можно снять на уровне отдела предпроверочного анализа ИФНС. Именно там принимаются решения о назначении выездных проверок с перспективой направить материалы в правоохранительные органы.

    Сегодняшнее усиление уголовной ответственности за неуплату налогов — это только начало: дальше будет только хуже. Информации у ФНС о налогоплательщиках становится все больше, действия бизнеса становятся все прозрачнее, а процент правоохранителей, участвующих в налоговых проверках, растет год за годом. Тенденция становится очевидной.

    Уголовные дела по налоговым преступлениям сегодня являются одними из приоритетных для МВД и Следственного комитета России. Внушительные цифры средств, которые возмещены бизнесом в бюджет государства, — отличный показатель работы правоохранителей. Однако обратная сторона медали положительных показателей следствия тоже имеется. Это трактовка закона в выгодную для уголовного дела сторону и уголовное преследование по надуманным основаниям. В этой ситуации интересам бизнеса наносится тяжелый урон, последствия которого приходится ликвидировать очень длительное время, а в некоторых случаях это приводит к потере бизнеса.

    Как будут доказывать умысел в неуплате налогов

    Автор: Анна Архипова, налоговый юрист, аттестованный налоговый консультант, член Палаты налоговых консультантов (г. Москва)

    Материалы газеты «Прогрессивный бухгалтер», сентябрь 2017

    ФНС РФ совместно с СК РФ четко и ясно дают налогоплательщикам понять, что с налоговыми схемами будут бороться на всех фронтах. Разбираем основные положения Письма ФНС от 13.07.2017 № ЕД-4-2/[email protected]

    Опасные прятки

    Налоговая провела проверку и выявила у компании уклонение от уплаты налогов. Налоговиков порадует тот факт, что у компании есть имущество и деньги на счетах — государству будет с чего возмещать недоимку. Но если вы захотите утаить имущество и деньги и этот факт сокрытия будет установлен, то речь пойдет вовсе не об уплате налогов, а о возбуждении уголовного дела по статье 199.2 УК РФ. Кстати, эта уголовная статья сейчас только набирает обороты, поэтому важно разобраться и посмотреть на реальном примере, как обычный бизнес-процесс выглядит в глазах правоохранителей.

    Компания имела задолженность по налогам и сборам, поэтому налоговики для взыскания недоимки «заморозили» ее счета. Но любая организация должна выдавать зарплату сотрудникам. По закону выплата зарплаты является платежом 2-й очереди, а расчеты с бюджетом относятся к четвертой. Так что приставы разморозили деньги в объеме, необходимом для расчета с сотрудниками, но генеральный директор принял решение частично погасить задолженность по зарплате, а остальные средства потратил на погашение долгов перед поставщиками. Большинство директоров будет уверено в законности собственных действий: денежные средства никто не присваивал, а оплачивать нужды компании необходимо, потому что любое работающее предприятие стремится избежать банкротства. У правоохранительных органов на эту ситуацию совсем иная точка зрения. Своими действиями гендиректор нарушил закон, т. е. совершил преступление. В этой или в подобной ситуации выплаты, не связанные с заработной платой, следователи расценивают как сокрытие подлежавшего взысканию имущества, что влечет возбуждение уголовного дела по статье 199.2 УК РФ в отношении первого лица.

    Для руководителя возбуждение дела по этой статье — это плохо, но не ужасно, потому что в такой ситуации можно воспользоваться принципом, похожим на спасательный круг: деньги в обмен на свободу. По ст. 199.2 УК РФ уголовное преследование может быть прекращено, если ущерб бюджету будет полностью погашен, а также выплачен штраф в размере двойной суммы ущерба.

    Момент третий

    КС РФ отмечает возможность уменьшения размера вреда с учетом имущественного положения привлекаемого к ответственности гражданина, степени его вины, характера уголовного наказания и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для разрешения конкретного дела. Таким образом, суд может снизить величину взыскиваемой с виновного лица компенсации ущерба.

    Читайте так же:  Двойное налогообложение россия германия

    Инспекция же в целях недопущения уменьшения размера ответственности будет указывать на факты, доказывающие наличие и величину выгоды виновного лица (изменение его материального состояния, наличие существенных расходов, активов, присутствие в действиях иной личной заинтересованности и т.п.).

    Говоря о соотношении размеров деяния и наказания, ФНС РФ отмечает еще два любопытных факта:

      если наказание за налоговое преступление для данного физического лица не связано с лишением свободы, то инспекциям надлежит отстаивать максимальный размер взыскиваемой недоимки;

    при этом снижение размера ответственности пропорционально степени вины ответчика возможно только при наличии других виновных лиц. Если же ответчик один и доказан умысел в его действиях, то, опять же, вопрос о снижении размера ответственности для налоговых органов является недопустимым.

    Признаки умысла неуплаты налогов

    Возникает справедливый вопрос: а что такое умышленная неуплата налогов?

    ФНС РФ дает ответ: это совокупность действий налогоплательщика, которые направлены на построение искусственных договорных отношений, имитация реальной экономической деятельности подставных лиц (фирмы-однодневки).

    Самыми главными признаками умышленности являются имитационные. Но, так как при имитации налогоплательщики стремятся сэкономить, то полноценной имитации у них не получается. Например, в схеме «дробления бизнеса» для того, чтобы сохранить право на спецрежим (например, применение ЕНВД по площади торгового зала до 150 кв.м.), производится имитация работы нескольких ИП, ООО на ЕНВД, которые формально продают разный ассортимент товаров.

    Признаки, по мнению ФНС РФ, свидетельствующие об умысле:

    Согласованность действий группы лиц, нацеленная на минимизацию налогов, фиктивность хозяйственных операций.

    Установленные факты подконтрольности фирмы-однодневки налогоплательщику (выданные доверенности, IP -адреса, телефоны, использование имущества, рабочей силы налогоплательщика).

    Факты имитации хозяйственных связей.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Запутанные и сложные операции, которые продолжаются во времени и повторяются, в обычной хозяйственной жизни такие операции не применяются.

    Прямые доказательства противоправной деятельности: обнаружение печатей фирм-однодневок на территории налогоплательщика, наличие «черной бухгалтерии».

    Кроме того, в рекомендациях приведены классические схемы минимизации налогообложения:

    применение фиктивных сделок для того, чтобы увеличить стоимость приобретенного товара,

    дробление бизнеса, чтобы иметь возможность применять специальные налоговые режимы,

    необоснованное применение налоговых льгот,

    искажение гражданско-правовых отношений для извлечения налоговой выгоды – с подробным разбором методики доказывания умышленных действий налогоплательщика.

    Так, по каждой из приведенных схем указано: какие признаки свидетельствуют об использовании той или иной схемы, совокупность доказательств, которую необходимо собрать налоговому органу, какими процедурами налогового контроля при этом надо воспользоваться.

    Простой и понятный акт проверки

    Налоговые органы становятся все более открытыми по отношению к налогоплательщикам, раскрывая правила игры, по которым будут проходить проверки в ближайшее время. ФНС РФ и Следственный комитет РФ подготовили «Методические рекомендации по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов)». Рекомендации доведены до территориальных налоговых органов Письмом ФНС от 13.07.2017 № ЕД-4-2/[email protected]

    В письме указано, что акт проверки должен быть написан логично и убедительно, просто и понятно. Фразы не должны быть длинными и запутанными. Выводы должны излагаться только в деловом стиле и с четкой формулировкой. Акт должен отличаться постоянством терминологии и четкостью изложения, а также сопровождаться иллюстрациями.

    Налоговые органы призывают к тому, чтобы при написании актов проверок они брали в качестве примера обвинительные заключения в рамках уголовного процесса. Важно то обстоятельство, что ФНС РФ обратила внимание территориальных инспекций, что часто должностные лица, детально и доходчиво описав в акте факты уклонения от уплаты налогов, недостаточно аргументировано пишут выводы. В итоге, прочитав сотню страниц акта, налогоплательщик не всегда понимает, в чем его обвиняют.

    Второй момент

    Взыскать с гражданина в данном порядке можно только сумму налога и пени. Штрафы как меру ответственности юридического лица взыскивать в таком порядке нельзя. Однако, по мнению ФНС РФ, неуплаченную компанией сумму штрафа в конечном счете все равно можно взыскать с контролирующего организацию лица подав, например, иск о возмещении ущерба, причиненного им самой компании, в соответствии с положениями статьи 61.20 ФЗ «О банкротстве. » (п. 2 указанного письма ФНС РФ). То есть, нельзя в одной процедуре, но вполне можно в другой.

    Поэтому, возвращаясь к вопросу возможности освобождения от уголовной ответственности при погашении недоимки, пени и штрафов, в то время как в рассматриваемой процедуре взыскать штрафы нельзя, опять же приходим к выводу, что, скорее всего, все доначисления в конечном итоге все равно будут предъявлены конкретным физическим лицам и в полном объеме. А потому вполне разумным может быть скорейшее погашение доначислений во избежание уголовного преследования, а не желание «сэкономить» сумму штрафа ценой «судимости».

    Уклонист поневоле

    Уклонение от уплаты налогов по статье 199 Уголовного кодекса — это один из «хитов» экономических преступлений. Уголовные дела возбуждаются с подачи ФНС либо по результатам проверок отдела экономической безопасности МВД РФ (ОЭБиПК). Набирает силу тенденция, когда правоохранительные органы уже не дожидаются завершения налоговой проверки, а участвуют в проверке компании параллельно с налоговиками. В нашей практике есть случай, который покажется многим парадоксальным, но он показывает, как на самом деле далеко зашли следственные органы в России в преследовании бизнеса.

    Налоговая проверка выявила у компании 8000 рублей недоимки. Следственные органы по тем же самым документам провели свое расследование и нашли у компании недоимку на 306 млн рублей. Это нонсенс, скажете вы. Но нет, это реальность, которая набирает обороты, хотя пока особо не афишируется.

    Сегодня следственные органы расследуют дела по событиям 3-5-летней давности. То, что раньше было распространенным и легальным алгоритмом ведения бизнеса, с точки зрения сегодняшних реалий расценивается как преступление. Вот пример: завод на Урале производил трубы, но напрямую с покупателями не работал — все расчеты и поставки осуществлял только через свой торговый дом. Тогда это было нормальное явление: производителю так было удобно, и другого способа купить у завода трубы просто не существовало. А сегодня покупатель имеет большие неприятности из-за того, что он участвовал без какой-либо выгоды и не по своей воле в навязанной ему «схеме». Налоговики и следственные органы считают, что покупатель сам придумал все дополнительные звенья в схеме, увеличил стоимость продукта и входящий НДС, поэтому и получил налоговую прибыль, уменьшив свои обязательства перед бюджетом. А что эта доминирующая в государстве логика значит и к чему ведет покупателя? Это означает, что бизнес получает недоимку и уголовную ответственность. Завод в стороне, навязанный заводом торговый дом в стороне, а отдувается покупатель.

    Читайте так же:  Список документов для имущественного вычета

    Сегодня под угрозой таких нелепых с точки здравого смысла обвинений находится подавляющий сегмент рынка, и эта угроза для бизнеса весьма реальна. Если у вас в практике было или есть сейчас навязывание торгового дома поставщиком, то вам необходимо в обязательном порядке иметь доказательства такого навязывания. Эти доказательства пригодятся, когда в отношении вас возникнет подозрение по статье 199 УК РФ как выгодоприобретателя в сделке.

    Мы по своей практике видим, что зачастую по этой статье привлекают за ложные сведения в декларации, но реальность такова, что в 80% случаев у первых лиц бизнеса нет ни желания, ни умысла уклоняться от уплаты налогов. Все эти «махинации» происходят на уровнях ниже: менеджеры по закупке, торговые дома контрагентов либо единственно возможные на тот период времени алгоритмы работы бизнеса в конкретной отрасли.

    Следует помнить, что до или после возбуждения уголовного дела предприниматель может признать вину и возместить причиненный ущерб. Бизнес-логика ситуации выглядит так: если проблему можно решить за деньги, это не проблема для бизнеса, это расходы. Предприятию при этом стоит взвесить все риски и последствия. Если вы видите, что риски после обысков, выемок и допросов перевешивают ту сумму, которую вам доначислили, то может случиться, что с позиции бизнеса целесообразно погасить эту недоимку, подать уточненную декларацию и доплатить. Иногда бывает, что размер недоимки равен обороту бизнеса за день или неделю, поэтому целесообразнее заплатить в бюджет, закрыть все претензии и спокойно работать дальше.

    Выводы

    При этом истец (налоговый орган или прокуратура) должен доказать, что иной возможности возместить этот ущерб нет, а ответчик, в свою очередь, может попытаться снизить размер своей ответственности.

    Таким образом, принимая решение о добровольном погашении всех доначислений в целях исключения уголовной ответственности, альтернативой может стать наличие судимости, но получение отсрочки наступления имущественных потерь, сумма которых может быть ниже. Хотя угроза наказания в виде лишения свободы может стать весомым аргументом в выборе первого варианта действий.

    [8-Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 30 января 2017 г. по делу №33-199/2017]

    [9-Решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от от 27 февраля 2018 г. по делу № 2-5734/2017; Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2018 г по делу № 33-26467/2018]

    Преступник поневоле: три способа угодить за решетку за неуплату налогов

    За последние пять лет количество уголовных дел за уклонение от уплаты налогов выросло в 2,5 раза. Этот год тоже не стал в России исключением, и начался он с сообщений в СМИ о выемках, допросах и выявленных многомиллионных недоимках у предпринимателей от Камчатки до Крыма. Помимо ФНС и Следственного комитета за предпринимателей сегодня взялись ФСБ, Росфинмониторинг и другие ведомства.

    Государство применяет рычаг уголовной ответственности, потому что угрозы мотивируют бизнес оплачивать долги. Для бюджета эта тенденция хороша, но цена нравится не всем. Однако участвовать в сделке — обмен своего долга на свободу — никто не отказывается. Однако для предпринимателей существуют также и такие ситуации, в которых формула «деньги в обмен на свободу» не работает.

    Криминальное возмещение НДС

    Крупная компания-производитель направляет в налоговый орган декларацию по НДС и выставляет к возмещению 10 млн рублей из бюджета. В ходе камеральной проверки налоговый орган признает фиктивным одного из ста контрагентов компании. К вычету не принимается более 500 000 рублей, так как, по мнению правоохранительных органов, эта сумма является попыткой хищения денежных средств из бюджета. Возбуждается уголовное дело в отношении генерального директора по статье 159 УК РФ (мошенничество). По версии следствия, директор был осведомлен о недобросовестном контрагенте, но принял к учету заведомо подложные документы и распорядился учесть их при формировании декларации по НДС.

    Государство расценивает хищение денежных средств путем обмана или злоупотребления доверием как мошенничество. На сегодняшний день это самая распространенная статья, используя которую предпринимателей привлекают к уголовной ответственности. В этом случае возмещением ущерба уже не отделаться. Руководителю компании предстоит отстаивать свои права и доказать следователям отсутствие своей вины и умысла уже в рамках возбужденного уголовного дела.

    Однако перед тем, как над вами нависнет уголовная ответственность, налоговики применят к вам свой арсенал средств и у вас будет возможность подумать и все взвесить. Что для вас лучше: заплатить налоги или получить судимость? Вас вызовут на ковер и предъявят информацию о наличии недобросовестного контрагента. С этого момента у вас появляется возможность реагирования: подать уточненную декларацию, исключив недобросовестного контрагента.

    Приложение №1 к Письму ФНС от 13.07.2017 № ЕД-4-2/[email protected]

    Интересны и приложения к Рекомендациям. Это перечень вопросов, которые задают сотрудникам организации при допросе в налоговом органе при доказывании схем. Их стоит изучить, если нужно самостоятельно подготовиться к процедуре допроса в налоговом органе.

    Перечень обязательных вопросов к, подлежащих обязательному выяснению у сотрудникамов (например, ООО «1»), по выбору контрагентов, процедуре подписания договоров, учету товарно-материальных ценностей (Приложение №1 к Письму ФНС от 13.07.2017 № ЕД-4-2/[email protected]):

    1. Когда вы приступили к исполнению обязанностей в вашей должности?

    2. Ваше образование, специальность?

    3. Что входит в ваши должностные обязанности?

    4. Вы исполняли аналогичные обязанности ранее?

    5. Где и кем вы работали до ООО «1»?

    6. Кто занимается подбором поставщиков, субподрядчиков для ООО «1»?

    7. Как происходит поиск контрагентов, какими источниками информации вы пользуетесь при выборе контрагентов?

    8. Кто выступает инициатором заключения договора с поставщиками, от кого исходит предложение о работе с конкретным поставщиком?

    9. Одобрение того или иного контрагента – это ваше единоличное решение или коллегиальное?

    10. Есть в организации лица или отдел, которые несут ответственность за выбор того или иного контрагента? Укажите их.

    11. Какая ответственность предусмотрена в вашей организации при установлении поставщика?

    12. Знаком ли вам лично руководитель организации-контрагента, при каких обстоятельствах, когда вы познакомились?

    13. Какие взаимоотношения (дружеские, деловые) вас объединяют?

    14. Какие работы (услуги) выполняла организация-контрагент для вас, какие товары поставляла?

    Читайте так же:  Кто имеет право на социальные налоговые вычеты

    15. Ранее эта организация оказывала для вас подобные услуги, выполняла работы, поставляла товары?

    16. Какие действия вы предпринимали для установления деловой репутации организации-контрагента?

    17. Кто дает указание для подготовки проектов договоров?

    18. Кто в вашей организации отвечает за подготовку проекта договора, или вы используете типовые договоры?

    19. Вы лично общаетесь с предполагаемыми партнерами, на чьей территории?

    20. Какие вопросы задаете при встрече, с какими документами знакомитесь?

    21. В случае, если контрагент находится не в вашем городе, как вы взаимодействуете?

    22. В случае необходимости у кого спрашиваете контактные данные партнера?

    23. Кто согласовывает проекты договоров для последующего подписания вами?

    24. В организации существуют какие-либо регламентирующие документы по документообороту?

    25. Кто несет ответственность за качество поставляемых ТМЦ (ГСМ, запчасти и др.), услуг (транспортных и др.), работ (субподряд)?

    26. Назовите программу, которая используется для учета ТМЦ.

    27. Как у вас в компании организован документооборот с момента поступления документа от поставщика до момента принятия товаров (работ, услуг) к бухгалтерскому учету и отражения в бухгалтерской программе?

    28. Кто имеет доступ к базам «1С:Бухгалтерия», «1С:Торговля», «1С:Склад»?

    29. У вас попадались недобросовестные поставщики товаров (работ, услуг), какие действия вы предпринимали в подобных случаях?

    30. Кто в ООО «1» отвечает за сохранность ТМЦ, кто ведет учет, какими внутренними документами происходит списание ТМЦ для своих подразделений для производства работ?

    31. Есть ли склад и где он находится?

    32. Кто контролирует качество и количество поставляемых товаров (работ, услуг)?

    33. В случае выполнения работ субподрядчиками кто занимается бытовыми вопросами рабочих и ИТР на месте проведения работ?

    34. Вы лично присутствуете при принятии работ от субподрядчика, какие документы подписываете?

    35. В случае брака или нарушения технологии строительства по работам, выполненным субподрядчиком, кто несет ответственность за допущенные нарушения перед Заказчиком, перед ООО «1»?

    36. Есть ли в ООО «1» служба безопасности или сотрудник, который занимается экономической безопасностью организации? Укажите ФИО, его обязанности и ответственность.

    37. Укажите должностное лицо, визирующее документы, которые вы оформляете.

    38. Перечислите наименование документов, которые вы оформляете.

    Подмосковных налоговиков обвиняют в неуплате налогов

    Руководителям Налоговой службы по Сергиеву Посаду предъявлено обвинение по статье 295 Уголовного кодекса РФ. Злоупотребление должностными полномочиями вменяют заместителю начальника службы, начальнику выездных проверок и двум инспекторам. По версии следствия, благодаря действиям данных персонажей государство не досчиталось налоговых выплат на общую сумму в 1 млрд. руб.

    Данные уголовного дела свидетельствуют о выявлении схемы уклонения от уплаты налогов во время проведения выездной проверки в организации, которая занимается продажей бытовой техники. Однако сотрудники ведомства не стали пресекать нарушение закона и взимать неуплаты компании. Вместо этого они поспособствовали сокрытию данного факта.

    Теперь налоговики стали фигурантами уголовного дела, в случае доказательства обвинений которого они могут получить до 10 лет тюремного заключения. В ближайшие дни суд решит, будут ли они до объявления приговора находиться под арестом или под подпиской о невыезде. В коммерческую же организацию будет направлена новая налоговая проверка.

    Обвиняемый в неуплате налогов депутат пояснил ситуацию с уголовным делом

    Гендиректор ОАО «Второе Пермское управление «Уралхиммонтаж»» и депутат краевого заксобрания Владимир Подкорытов пояснил РБК Пермь ситуацию в связи с уголовным делом в отношении него. 17 июля СУ СКР по Пермскому краю сообщило, что передает в суд для рассмотрения по существу материалы расследования, согласно которым руководитель предприятия совершил ряд нарушений, связанных с налогами. В общей сложности, по мнению следователей, Владимир Подкорытов не уплатил 27,2 млн рублей по налогам, сборам, страховым взносам и дивидендам.

    «Мы только сегодня получили обвинительное заключения, там 120 страниц: изучим, сформулируем позицию. Но в любом случае эти налоги мы заплатили», – говорит Владимир Подкорытов.

    Владимира Подкорытова обвиняют в совершении преступлений, предусмотренными по двум статья УК РФ.

    Первая – «неисполнение обязанностей налогового агента, в особо крупном размере». Следствие полагает, что с 14 января 2014 года по 4 марта 2016 года обвиняемый «не исполнил обязанности налогового агента» и не перечислил налогов и дивидендов в сумме более 16,1 миллионов рублей.

    По словам Владимира Подкорытова, причина заключается не в «личных интересах», как указывает СКР в пресс-релизе. «Ситуация предельно простая. Заказчик не рассчитался с нами в полном объеме, мы не смогли заплатить налоги, и обратились в суд, по закону. Что мы должны сделать? Не идти же грабить кого-то, правильно? Через суд получили деньги, через судебных приставов заплатили все те налоги, о которых идет речь в уголовном деле. Все документы, подтверждающие это, есть», – говорит депутат. «Да, действительно, было нарушение, но как я то должен был действовать по закону? Идти банк грабить? Меня бы по другой статье привлекли», — добавил Владимир Подкорытов.

    Вторая статья обвинение – «сокрытие денежных средств организации за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов, в особо крупном размере». Следствие полагает, что с 5 мая 2017 года по 26 июня 2018 года, Владимир Подкорытов умышленно предпринял меры, направленные на сокрытие более 11,1 миллионов рублей, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам (тогда у ОАО, по данным следователей, задолженность была в размере 9 млн рублей).

    По словам Владимира Подкорытова, деньги «платились», но «с нарушениями» так как средства, по его словам, он первоначально отправлял по счетам за охрану, тепловую энергию и электроэнергию. «Это крайняя необходимость. Иначе представьте себе – я не заплатил бы за охрану, что бы осталось от имущественного комплекса управления? В наше время только оставь без охраны – растащат все вплоть до окон», – говорит Владимир Подкорытов.

    Кроме того он отмечает, что часть денег «ушла за материалы». «Трактуется, что это не совсем законно», – говорит Владимир Подкорытов.

    По его словам, действующее налоговое законодательство несовершенно.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    «Да, у нас возникла ситуация, но законный способ ее решить один: идти в арбитраж, взыскивать долги и через судебных приставов гасить налоги — что тут незаконного? Но это занимает время», — отметил депутат.

    Источники

    Обвинили в неуплата налогов
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here