Налоговый спор апк

Предлагаем информационную консультацию по теме: "Налоговый спор апк" с профессиональными комментариями и выводами. Не на все вопросы можно ответить в статье однозначно. Поэтому, если необходима индивидуальная консультация, то обращайтесь к дежурному юристу.

Налоговый спор апк

Ключевые слова: НАЛОГОВЫЙ СПОР; АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС; НАЛОГОВОЕ ПРАВО; НАЛОГ; СБОР; АРБИТРАЖНЫЙ СУД; АДМИНИСТРАТИВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО; СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ; НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИК; TAX DISPUTE; ARBITRATION PROCESS; TAX LAW; TAX; FEE; ARBITRATION COURT; ADMINISTRATIVE PROCEEDINGS; COURT OF GENERAL JURISDICTION; TAXPAYER.

Российское законодательство о налогах и сборах постоянно подвергается изменениям в целях совершенствования и преодоления противоречий и коллизий при толковании правовых норм. Однако все равно до настоящего времени продолжают существовать налоговые споры, требующие рассмотрения в суде, поскольку нередко налогоплательщик стремится оптимизировать налогообложение, что приводит к столкновению частных и публичных интересов.

Появление и развитие различных правовых механизмов, позволяющих разрешить налоговый спор досудебными процедурами во многом способствовало уменьшению количества дел в судах. Тем не менее, споры, возникающие между налогоплательщиком и уполномоченным государственным органом, относятся к наиболее сложным категориям дел, которые рассматриваются в структуре арбитражных судов. Подобные категории дел занимают лидирующие места в судебной статистике, что обуславливает необходимость исследования вопросов, касающихся рассмотрения налоговых споров в арбитражном судопроизводстве.

Важно отметить, что законодатель не дает четкого понимания «налогового спора». Это приводит к постоянным коллизиям как в доктринальной области, так и в практической деятельности при применении правовых норм. Тем не менее, следует понимать, что спор является «налоговым» только в том случае, если вытекает из налоговых отношений, указанных в статье 2 Налогового кодекса Российской Федерации [1].

В юридической литературе также просматривается сложность в выработке единого подхода к определению сущности данного понятия.

По мнению Е.Б. Лупарева, налоговый спор представляет собой конфликтное публичное правоотношение, связанное с уплатой налогов, сборов и иных налоговых платежей, направленное на защиту интересов налогоплательщика и публичных финансовых интересов государства и муниципальных образований [2].

Тогда как, Д.А. Шинкарюк выводит налоговый спор через другое понятие, а именно представляет его как разногласие, возникающее на основе специфических юридических фактов между налогоплательщиком (налоговым агентом) и уполномоченным государственным органом (образованием) по поводу рассмотрения законности ненормативного правового акта, решения или действия (бездействия) последнего [3].

Предполагается, что наиболее целесообразно использовать понятие «разногласие», поскольку оно рассматривается шире понятия «конфликт».

Налоговые споры могут реализовываться только между частными лицами данных правоотношений в лице налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сборов, с одной стороны, и, с другой стороны – публичными субъектами налоговых правоотношений в лице налоговых органов и таможенных органов[4].

Налоговые споры могут рассматриваться арбитражными судами и судами общей юрисдикции. В судах общей юрисдикции налоговые споры разрешаются по правилам административного судопроизводства[5].

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – АПК) устанавливает порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений [6]. Анализируя данные правовые нормы, можно выделить: общий порядок рассмотрения налоговых споров в арбитражном судопроизводстве и особенный.

Таблица 1

Общий порядок рассмотрения налоговых споров в арбитражном судопроизводстве

Особый порядок рассмотрения налоговых споров в арбитражном судопроизводстве

правила искового производства

подача искового заявления

мировое соглашение, процедура медиации и иные примирительные процедуры

рассмотрения и разрешение дела в суде

прекращение производства по делу

Итак, проанализируем положения в представленной выше таблице. Общий порядок рассмотрения налоговых споров подразумевает: рассмотрение спора в соответствии с установленными в АПК РФ правилами искового производства, то есть:

— подача искового заявления;
— возбуждение дела в суде;
— подготовка к судебному разбирательству;
— судебное разбирательство;
— исполнение решение суда по делу.

Особенный же порядок рассмотрения налогового спора заключается в его разрешении путем применения примирительных процедур. АПК РФ позволяет заключать мировое соглашение, разрешать дела любыми не запрещенными законодательством способами мирного разрешения спора. Стороны взаимными уступками могут предотвратить дальнейшее наступление судебных процедур, что позволяет им сократить время и расходы.

Трудности рассмотрения налоговых споров в арбитражных судах обуславливаются рядом проблем.

  1. Главная проблема возникает в силу публично-правового характера одного из субъектов налогового спора. Нередко возникают вопросы при определении прав государственных органов, должностных лиц и т.д. в налоговом споре. Однако, следует иметь ввиду, что в процессе разрешения налогового спора, они приобретают процессуальные права в силу своего процессуального положения (будь это истец или ответчик). Права, вытекающие из правового статуса, не могут влиять на их процессуальные права, и тем более на процессуальные права другой стороны.
  1. Много проблем возникают в связи со слабой проинформированностью налогоплательщиков о возможных способах защиты своих прав. Федеральная Налоговая Служба Российской Федерации должна в своей деятельности сосредотачиваться не только в применении санкций к налогоплательщику, а также обеспечивать информационную помощь для предупреждения налоговых споров.
  1. Следует выделить еще одну немаловажную проблему, связанную с отсутствием доверия налогоплательщиков к органам правосудия. Такое положение складывается в связи с богатой судебной практикой по налоговым спорам, в которых, в большинстве случаях, отказано в удовлетворении исковых требований налогоплательщиков. Например, ООО «Транслес» обратилось в суд с заявлением о признании частично недействительным решения МИФНС России № 5 по Брянской области. Суд не удовлетворил требования данного общества [7]. ООО «Синтоп» (налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений инспекции ФНС России по г. Симферополю. Решением Арбитражного суда Республики Крым в удовлетворении заявленных требований отказано[8]. Таких случаев множество в судебной практике. Кроме того, очень сложно заключать примирительные соглашения с налоговыми органами, в силу публичного характера их правового статуса.

Таким образом, мы приходим к выводу, что дела по рассмотрению налоговых споров занимают особое место в судебной статистике. Данный факт обуславливается рядом трудностей и проблем, возникающих при их рассмотрении в арбитражных судах. Анализируя вышеизложенную информацию, решения всех проблем возможно путем дальнейшего совершенствования законодательства, повышения доверия налогоплательщиков к налоговым органам, а также к органам, осуществляющим правосудие.

Порядок рассмотрения налоговых споров в суде

Налоговые судебные споры: подведомственность и подсудность

В отношении спорных дел, вытекающих из налоговых правоотношений, могут применяться различные законы, согласно которым они и рассматриваются теми или иными судебными органами. Так, на основании правил относительно нового Кодекса административного судопроизводства (далее — КАС), закрепленных в главе 2, дела по оспариванию актов и действий налоговой службы и ее сотрудников, по общему правилу, рассматриваются судами общей юрисдикции различного уровня.

Читайте так же:  Налоговый вычет на ребенка расчет

Однако если указанные споры по обжалованию действий и актов должностных лиц налоговых органов затрагивают предпринимательскую деятельность граждан (ИП) или организаций, то в силу ч. 1 ст. 197 Арбитражного процессуального кодекса (далее — АПК) их рассмотрение находится в ведении арбитражных судов. Согласно ст. 35 АПК обжалование по налоговым спорам в суд необходимо подавать по месту нахождения налогового органа, принимавшего незаконное, с точки зрения заявителя, решение или совершившего подобные действия.

Первой инстанцией по рассматриваемым делам в сфере предпринимательской деятельности на основании ч. 1 ст. 34 АПК являются арбитражные суды того субъекта федерации, где располагается орган, чьи действия или решения обжалуются.

Стоимость доли при выходе из ООО не облагается НДФЛ

Пример. В ходе «камералки» налоговики обнаружили, что при выходе из состава ООО его участник получил доход в виде имущества, полученного в качестве действительной доли его участия в обществе. В уточненной декларации по НДФЛ тем не менее этот доход указан не был.

Плательщик ссылался на то, что при выходе из общества ему вернули ранее внесенный вклад, а значит, доход он не получал, поскольку ему вернули долю, равную сумме трат на ее приобретение.

Тем не менее налоговая и суды трех инстанций пришли к выводу, что изменения законодательства, разрешающие применить вычет при совершении подобного маневра, начали действовать позже, чем налогоплательщик получил доход.

ВС РФ с этим не согласился. Специальные нормы, устанавливающие порядок определения налоговой базы в таком случае, в НК РФ не установлены, а налогооблагаемой базой является выгода в виде разницы между стоимостью доли в уставном капитале общества и выплаченной физлицу ее действительной ценой.

Пониженная ставка на дивиденды неприменима к фиктивной продаже акций

Пример. В ходе выездной проверки налоговики пришли к выводу, что общество получило необоснованную выгоду, применив пониженную 5-процентную ставку налога на доходы иностранных компаний, предусмотренную соглашением между РФ и Кипром. Инспекция сочла, что сделки между обществом, российскими и кипрскими компаниями, представляют собой схему, созданную для получения льготы.

Так, зарегистрированные на Кипре компании получили статус акционеров и учредителей правопредшественников общества, купив доли и акции в этих компаниях.

На дату выплаты дивидендов в оплату акций, по которым начислялись дивиденды, были переданы векселя, являющиеся не собственностью кипрских компаний, а задатком в части еще не заключенных договоров купли-продажи акций, что следовало из предварительных договоров купли-продажи данных акций. То есть фактически на дату выплаты дивидендов кипрские компании в капитал правопредшественников общества не вкладывались.

Получается, что эта сделка является только звеном в цепи ей подобных, произведенных, чтобы передать акции общества от одних компаний другим.

Однако для того, чтобы применять 5-процентную ставку, компании должны были фактически вложить в капитал общества не меньше 100 тыс. долларов, а не проводить махинации с ценными бумагами.

Торгово-административные комплексы не имеют права на льготу

Согласно указанной норме от налогов освобождаются вновь вводимые объекты с высокой энергоэффективностью. Если для них предусмотрено определение классов энергоэффективности, то льготу применяют к объектам с высоким классом.

Пример. Компания воспользовалась данной льготой в отношении здания торгово-административного комплекса.

ИФНС пришла к выводу, что только жилые многоквартирные дома могут иметь классы энергоэффективности. Торговый центр в эту категорию не входит, класса не имеет, а значит, под льготу не попадает, поэтом плательщик незаконно воспользовался послаблением.

Первые две инстанции не согласились, указав, что спорное здание имеет высокий класс энергоэффективности, что подтверждает энергетический паспорт.

Кассационная инстанция отменила это решение, подчеркнув, что не для всех энергоэффективных объектов можно установить такой класс. Применить его по аналогии невозможно, поскольку особенности энергопотребления разнятся в зависимости от назначения здания.

Один только энергетический паспорт, без критериев определения энергоэффективности нежилого здания, сам по себе ничего не доказывает.

ВС РФ поддержал кассацию.

Итоги

Таким образом, налоговые споры, вытекающие из предпринимательской деятельности заинтересованного лица, права которого были нарушены сотрудниками налоговой инспекции, подлежат рассмотрению арбитражными судами субъектов по правилам искового судопроизводства за некоторыми особенностями, предусмотренными главой 24 АПК.

Доказательства в налоговом споре

Налоговые споры зачастую основываются на различных оценках фактов реальной деятельности компании и ее контрагентов. Для принятия решения судам бывает недостаточно первичных документов, регистров бухгалтерского и налогового учета. Может ли компания в качестве доказательств в налоговом споре представлять такие экзотические доказательства, как фотография, аудиозапись, видеозапись, скриншот?

Исчисление налогов производится на основании первичных документов и регистров бухгалтерского учета (ст. 54 НК РФ).

Налоговый кодекс не содержит исчерпывающего перечня доказательств налогового правонарушения, а лишь называет некоторые из них: документы, протокол допроса свидетеля, заключение эксперта (ст. 90, 93, 94, 95, 99 НК РФ). При этом Арбитражный процессуальный кодекс не содержит особых требований к доказательствам в налоговых спорах. К ним применяются общие требования допустимости, относимости и достоверности (ст. 71 АПК РФ).

Импульс к развитию дополнительных форм и видов доказательств в налоговых спорах придал ВАС РФ в 2006 году (пост. Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (далее — Постановление № 53)). В пункте 1 Постановления № 53 была провозглашена обязанность налогового органа доказать, что информация, содержащаяся в документах компании, предусмотренных налоговым законодательством, неполна, недостоверна и (или) противоречива.

С этого момента инспекторы любыми способами пытаются опровергнуть сведения, содержащиеся в документах, представленных им при проведении контрольных мероприятий. В ход пошли аудио- и видеозаписи допросов свидетелей, фото и видео с места осмотра помещений и документов, видеофиксация выемки документов и т.д.

Законодатели постепенно заполняют правовые пробелы и разрешают проверяющим то, что раньше не запрещалось. Например, были внесены поправки в статью 26.7 Кодекса об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26.04.2016 № 114-ФЗ), которые меняют статус таких доказательств административного производства, как материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи. Теперь это не факультативные, а обязательные доказательства по делу.

В частности, формальный и неформальный подходы предлагает Э.Н. Нагорная (к.ю.н., судья АС Московского округа, специализирующаяся на разрешении налоговых споров) в своей монографии «Налоговые споры: оценка доказательств в суде» (М.: Юстицинформ, 2009).

Также пробелы заполняются разъяснениями ФНС России и судебной практикой.

Читайте так же:  Возврат налога ндфл сроки

Например, налоговое ведомство признало скриншот (снимок с экрана) доказательством по делу в арбитражном суде (ч. 3 ст. 75 АПК РФ; письмо ФНС России от 31.03.2016 № СА-4-7/5589), отметив, что Налоговый кодекс не регулирует сферу его применения, порядок изготовления и использования.

Многие суды и ранее признавали скриншот допустимым доказательством, если он содержал индентифицирующие признаки (информацию о дате их получения, наименовании сайта, принадлежности заявителю, программном обеспечении и использованной компьютерной технике) (пост. ФАС УО от 15.10.2013 № Ф09-9262/13, ФАС СЗО от 17.08.2012 № Ф07-3008/12, от 06.12.2010 № Ф07-11600/2010, ФАС ВВО от 27.04.2011 № Ф01-1661/11). При этом некоторые из них требовали нотариального заверения информации, полученной через интернет (пост. ФАС МО от 22.10.2009 № КГ-А40/10844-09, от 25.07.2008 № КГ-А40/6209-08). Сейчас такие требования в судебных актах не встречаются.

Судебная практика сориентировала компании не ограничиваться только документами по спорным сделкам, а доказывать любыми иными способами реальность и проявление должной осмотрительности при их заключении.

В качестве доказательств реальности сделок, подтверждающих исполнение, фирмы успешно используют: фото приобретенных основных средств (пост. ФАС МО от 04.02.2008 № КА-А40/13427-07-2), фото спорного оборудования (пост. ФАС МО от 22.07.2009 № КА-А41/5503-09), фото выставочного места (пост. ФАС МО от 27.01.2014 № Ф05-7033/13). Также судами признавались надлежащим доказательством проявления должной осмотрительности распечатки с сайта ФНС России из рубрики «Проверь себя и контрагента» (пост. АС УО от 21.08.2015 № Ф09-4749/15).

Судебный порядок разрешения налоговых споров: основные правила

Частью 1 ст. 197 АПК установлено, что разрешение дел указанной категории осуществляется по тем же правилам, которые действуют и для искового производства в арбитражных судах. Вместе с тем для налоговых споров (в том числе) существуют самостоятельные правила, определяемые ст. 200 АПК, а именно:

  • рассмотрение в судах первой инстанции осуществляется одним судьей;
  • срок рассмотрения заявления не должен превышать 3 месяцев со дня принятия канцелярией суда заявления заинтересованного лица;
  • отсутствие в суде представителя налогового органа не является препятствием для рассмотрения дела по существу;
  • бремя доказывания законности изданного акта или совершенных действий лежит на налоговом органе, действия или акт которого обжалуются.

По результатам рассмотрения налогового спора суд в силу ст. 201 АПК может признать акт или действие незаконным или отказать в удовлетворении заявления, если не установит оснований для признания действий или актов незаконными.

Продажа любых товаров банкрота не облагается НДС

Пример. Налогоплательщик обратился в ВС РФ с требованием признать недействительным письмо ФНС РФ от 17.08.2016 № СД-4-3/[email protected]

В нем сказано, что продажа имущества, в том числе созданного в ходе производственной деятельности компании-должника, признанной банкротом, не облагается НДС. В то же время продажа такими компаниями работ и услуг НДС облагается в общем порядке.

ВС РФ отказал в удовлетворении иска. Из подпункта 15 п. 2 ст. 146 НК РФ следует, что из списка облагаемых НДС операций исключена продажа банкротами товаров, но не исключена реализация работ и услуг. На иные категории имущество должника в НК РФ не разделено. Кроме того, норма не разделяет виды реализуемого банкротом имущества на включенное в конкурсную массу и изготовленное в ходе хозяйственной деятельности предприятия. Следовательно, любая продажа банкротом продукции не облагается НДС.

Преобразование позволяет сохранить право на УСН и без уведомления

Пример. ООО было создано в результате преобразования ПАО, использовавшего УСН.

После преобразования общество не предоставило в ИФНС уведомление о переходе на УСН, но продолжило применять данный спецрежим.

Налоговая решила, что у общества нет права применять «упрощенку» из-за того, что оно не предоставило уведомление о переходе на нее. Следовательно, поскольку ООО не предоставило декларацию по НДС, его банковские счета заблокировали.

Общество с этим не согласилось и обратилось в суд, но три инстанции поддержали фискалов.

ВС РФ с их выводами не согласился и отметил, что особенностью преобразования как вида реорганизации является то, что права и обязанностей реорганизованной компании не меняются. Учитывая этот факт, а также то, что в НК РФ нет особых правил, регулирующих применение УСН при реорганизации, общество могло рассчитывать на сохранение права на спецрежим. Тем более что плательщик однозначно выразил намерение продолжать применять УСН, рассчитав и уплатив авансовый платеж.

Доказательства в налоговом споре: оценка законности

При рассмотрении спора о законности и обоснованности привлечения компании к налоговой ответственности арбитражный суд связан принципом допустимости доказательств. В случае если инспекторы получили доказательства с нарушением закона, то такие доказательства не имеют для суда юридической силы (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ; ст. 68 АПК РФ) и он не вправе ссылаться на них в обоснование своего решения.

Для оценки допустимых доказательств на практике судьи предлагают два различных подхода: формальный и неформальный.

Согласно формальному подходу если Налоговый кодекс устанавливает жесткий перечень доказательств, которые могут подтверждать факт налогового правонарушения или факт экспорта товара, то Арбитражный процессуальный кодекс устанавливает правила оценки этих доказательств, которые в равной степени обязательны для суда, как и требования Налогового кодекса.

Согласно неформальному подходу свобода в оценке доказательств, предоставляемая суду Арбитражным процессуальным кодексом, и правило о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, дают арбитражному суду право выйти за пределы перечня, установленного Налоговым кодексом, оценив любое иное доказательство, если оно в совокупности с другими доказательствами в достаточной мере подтверждает налоговозначимые обстоятельства (например, факт экспорта товара).

О недопустимости формального подхода в оценке доказательств в налоговом споре заявлял и Конституционный Суд РФ (пост. КС РФ от 14.07.2003 № 12-П).

Все документы и сведения, подтверждающие обстоятельства налогового правонарушения, должны содержаться в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (п. 8 ст. 101 НК РФ).

Способы сбора доказательств налоговых правонарушений и процедуры их проведения исчерпывающе установлены Налоговым кодексом (ст. 90-100 НК РФ). Также им предусмотрены формы доказательств: протокол (ст. 92, 99 НК РФ), письменное заключение эксперта (ст. 95 НК РФ).

Бациев Виктор Валентинович –
руководитель проекта «Налог. Поддержка», действительный государственный советник юстиции 3 класса.

19 января 2017 года

Эффективная защита от налоговых претензий.

При этом ни фотографии, ни аудиозаписи, ни видеозаписи в Налоговом кодексе (в отличие от КоАП РФ) не указаны. Остается неясным вопрос об их назначении и юридической силе в качестве доказательств налогового правонарушения.

Читайте так же:  Коэффициент при расчете налога на землю
Видео (кликните для воспроизведения).

Для ответа на него важно знать, кем и в связи с чем такие доказательства предоставляются. Если налоговым органом, то суд вправе их отклонить, поскольку права инспекторов не могут расширяться сверх законно установленных (принцип административного права: администратору разрешено только то, что предписано законом — формальный подход).

Компания как слабая сторона административных правоотношений не связана определенной формой и способом получения доказательств (неформальный подход).

Такое правовое неравенство конституционно детерминировано. Конституционный Суд РФ защищал право налогоплательщика предоставлять свои доказательства непосредственно в суд, притом что налоговый орган обязан их собрать и раскрыть на досудебной стадии налогового спора (пост. КС РФ от 14.07.2005 № 9-П).

Альтернативные доказательства в налоговом споре: для чего они нужны

По мнению автора, назначение альтернативных доказательств в налоговом споре состоит в устранении дефектов в «обычных» доказательствах.

Например, в ходе допроса свидетеля налоговый орган применяет аудио- или видеозапись. Сопровождающий свидетеля адвокат также ведет аудио- или видеозапись допроса (подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ). Когда свидетель знакомится с протоколом допроса после его завершения, он может усомниться в верности фиксации своих слов и выражений допрашивающим лицом. Для выявления их истинного значения участники допроса могут воспользоваться записями. Записи могут быть применены компанией в вышестоящих налоговых органах или в суде как доказательства порочности протокола допроса свидетеля. Данной цели служат и замечания на самом протоколе, которые может оставить свидетель.

В этой связи применение фирмой фото-, видеосъемки крайне желательно в ходе проведения таких мероприятий налогового контроля, как допрос свидетеля, осмотр помещений, выемка предметов и документов, проведение экспертизы. При этом закон не запрещает налогоплательщику сбор любых альтернативных доказательств.

Лев Лялин, адвокат, эксперт и член общественного совета Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции»:

Константин Сасов, ведущий юрист компании «Пепеляев Групп», адвокат, к.ю.н.

ФНС: топ-10 налоговых споров

ФНС РФ представила обзор важных, с ее точки зрения, правовых позиций КС РФ и ВС РФ за последние три месяца по различным налоговым спорам.

Мы отобрали десять наиболее интересных.

Коммунальные платежи жильцов ТСЖ налогом не облагаются

Пример. Камеральная проверка по УСН по формуле «доходы минус расходы» привела к доначислению налога ТСЖ. Инспекторы начислили его на суммы, полученные от жильцов в счет оплаты коммунальных услуг.

Суд первой инстанции это решение отменил, однако два последующих его не поддержали. По их мнению, платежи за услуги ЖКХ и содержание дома должны учитываться как доходы.

ВС РФ тем не менее поддержал суд первой инстанции: полученные от жильцов деньги доходами не являлись, так как ТСЖ в данном случае никаких доходов от своей деятельности не получало.

Однако если управляющая компания не является посредником, а сама оказывает услуги, то в этом случае полученные от жильцов деньги входят в состав доходов.

Притворная продажа акций через «дочку» облагается налогом

Пример. В результате проверки декларации общества по налогу на прибыль была выявлена схема, по которой компания провела облагаемые операции как освобожденные от налога: передала свои акции иностранной «дочке», а та, в свою очередь, в том же периоде продала эти акции российской организации и после этого безвозмездно перевела обществу деньги, не требуя возврата. При этом «дочка», купив акции общества, другой деятельности не вела.

Общество попыталось доказать инвестиционный характер действий с документами, однако суды отклонили этот довод и пришли к выводу, что компания таким образом занизила себе налогооблагаемую базу, выводя прибыль из-под налогового бремени РФ. Стало это возможным именно благодаря взаимозависимости компаний.

ВС РФ определение нижестоящих инстанций поддержал.

Заниженная цена на товары сама по себе не влечет доначислений

Пример. Налоговая в ходе выездной проверки выявила взаимозависимость между предпринимателем и его контрагентом. Также чиновники установили, что бизнесмен продавал этому контрагенту товар дешевле, чем другим. Расхождение цен доходило до 52 процентов. Таким образом, по мнению ИФНС, предприниматель занизил налоговую базу по прибыли и НДС.

Суды, рассматривая дело, исходили из того, что налоговики имели право определить неуплаченные налоги из уровня дохода бизнесмена, который тот получил бы, продавая товар по рыночной цене.

Тем не менее ВС РФ отменил предыдущие судебные решения, указав, что налоговая может рассматривать отклонения от рыночной цены как признак получения необоснованной выгоды, только если подобная операция совершалась многократно. В данном же случае отклонение цен не являлось систематическим.

Рассмотрение налоговых споров в суде: порядок обращения

Обращение за защитой нарушенных налоговыми органами прав предпринимателей и юридических лиц осуществляется в соответствии со следующими правилами:

  • налоговые споры в судах подлежат рассмотрению после получения соответствующего заявления заинтересованного лица — ч. 2 ст. 197 АПК;
  • правом подачи заявления обладают хозяйствующие субъекты, чьи права были нарушены, — ч. 1 ст. 198 АПК;
  • срок подачи жалобы составляет 3 календарных месяца с момента нарушения прав (издания ненормативного акта, совершения незаконных действий) — ч. 4 ст. 198 АПК;
  • жалоба должна отвечать требованиям ст. 199 АПК, в том числе содержать всю требуемую информацию и сведения.

Кроме того, на основании ч. 3 ст. 199 АПК заявитель вместе с заявлением может направить ходатайство о том, чтобы до момента рассмотрения дела по существу и принятия по нему решения суд приостановил действие акта налоговой инспекции, который обжалуется.

Грузоперевозки по стране по умолчанию облагаются НДС

Пример. Инспекция по итогам камеральной проверки отказала компании в вычетах по НДС.

Дело в том, что фирма наняла экспедитора, который перевез груз по территории России. При этом заказчику компания предоставила транспортные накладные и счета-фактуры с выделенным НДС по ставке 18 процентов.

Фискалы решили, что, наняв контрагента-перевозчика, общество неправомерно включило в состав вычетов сумму НДС на основании полученных от перевозчика счетов-фактур. Ведь перевозился груз, предназначенный на экспорт, а значит, перевозка облагалась НДС по нулевой ставке.

Первая и кассационная инстанции подтвердили выводы налоговой.

ВС РФ опроверг эту позицию и пришел к выводу, что нулевая ставка НДС применяется, если услуги по международной перевозке организованы как единый процесс по перемещению груза за пределы РФ. Если же перевозчик об экспортном характере операции не знает и работает с грузом только на территории РФ, то такие операции облагаются НДС по ставке 18 процентов.

Читайте так же:  Налоговые вычеты по ндфл для инвалидов

Компенсации военнослужащим не облагаются НДФЛ

Пример. Вместо дополнительных дней отдыха контрактник получил компенсацию по приказу командира части. С этой выплаты был удержан НДФЛ.

Военнослужащий с этим не согласился и обратился в суд.

Первая инстанция обнаружила, что п. 1 и 3 ст. 217 НК РФ, имеющие отношение к делу, противоречат Конституции РФ, так как могут допускать неясности в толковании, и обратилась в КС РФ.

Высшая инстанция подтвердила неопределенность в содержании указанных норм и признала их не соответствующими Конституции РФ. Законодателям надлежит внести в НК РФ необходимые изменения. До этого момента указанные компенсации НДФЛ облагаться не должны.

Арбитражный суд как прикрытие «налоговой продразверстки»

Тенденции налогового правосудия можно проследить на примерах налоговых дел по одной из самых распространенных категорий: где налоговые претензии основаны на связи налогоплательщиков с контрагентами, имеющими признаки фирмы-однодневки.

Дело № 1 «Непослушание первой инстанции и беспринципность кассации»

Налогоплательщик (пищевое производство) закупал охлажденное сырье в том числе у поставщиков, которых налоговые органы в последующем оценили негативно (короткий период деятельности, минимальные налоговые платежи, отсутствие основных средств и персонала). В ходе камеральной проверки налоговой декларации по НДС инспекция установила, что некоторые ветеринарные свидетельства, сопровождавшие груз спорных поставщиков, были подделаны.[1] Налогоплательщик был привлечен к налоговой ответственности, ему было отказано в налоговых вычетах по сделкам с этими контрагентами. Основание – нереальность спорных поставок. Суды трех инстанций решение налогового органа поддержали.

Результатом последовавшей выездной проверки этого же налогоплательщика за два года стало решение того же налогового органа, в котором налогоплательщику доначислен не только НДС, но и налог на прибыль по сделкам со спорными контрагентами (в том числе и по тем, что были выявлены ранее). Основания для доначислений не изменились.

Во второй раз налогоплательщик оспорил решение налогового органа только в части налога на прибыль. Основные аргументы были следующими:

— предыдущее решение судов не имеет преюдиции, поскольку глубина выездной и камеральной проверки различна, проверяемые периоды и спорные контрагенты не совпадают;[2]

— речь идет о разных налогах, поэтому и законные требования к их исчислению различны;

— поддельные ветеринарные свидетельства, сопровождавшие груз, не означают отсутствие или некачественность самого сырья[3]; собственная и государственная ветеринарная службы подтвердили его надлежащее качество;

— представлены новые доказательства, на которые налогоплательщик не ссылался ранее (доказательства рыночной цены спорного сырья; внутренние документы, подтверждающие, что спорное сырье фактически было использовано при изготовлении реализованной пищевой продукции);

— неучет стоимости спорного сырья в затратах нарушает ст. 247 НК РФ (по сути инспекция облагает налогом на прибыль выручку без учета затрат на её получение).

Суд первой инстанции отказал налогоплательщику в удовлетворении требований и сослался на доводы судов из предыдущего налогового спора о нереальности спорных поставок, на правовые позиции вышестоящих судов по спорам о вычетах НДС. Суд отклонил довод налогоплательщика о применении п. 7 ст. 31 НК РФ (расчетный способ исчисления налога) со ссылкой на то, что эта норма применима к случаям отсутствия первичных документов, а не их недостоверности.

Суд апелляционной инстанции оставил без изменений решение суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции удовлетворил жалобу налогоплательщика и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, обязав его проверить рыночность цен приобретения спорного сырья и применить п. 7 ст. 31 НК РФ. Но суд первой инстанции вновь отказал налогоплательщику, в основном повторив аргументацию своего предыдущего решения. Суд указал, что расчетный способ исчисления налога применяется только к реальным сделкам, а спорные сделки таковыми не были, «спорные услуги»[4] налогоплательщик мог исполнить и сам – решил суд. Вышестоящие инстанции на этот раз согласились с таким решением. Тот факт, что нижестоящие суды проигнорировали его указания, кассация оправдала тем, что «суды факта» реальности спорных сделок не установили, следовательно, и применять п. 7 ст. 31 НК РФ были не обязаны[5].

Дело № 2 «Налогоплательщик победил — второй круг на всякий случай»

Налогоплательщик использовал в своем бизнесе арендованные грузовые полувагоны. Налоговая инспекция в ходе выездной проверки пришла к выводу, что субарендодатели полувагонов – фирмы-однодневки. Не опровергая факта аренды, инспекция переквалифицировала сделку и доначислила налог на прибыль и НДС так, как если бы товар арендовался напрямую у арендодателя (владельца полувагонов). За надлежащую цену аренды была принята выручка от эксплуатации этих же вагонов, показанная в бухгалтерском и налоговом учете арендодателя.

Суд первой инстанции признал решение инспекции недействительным по следующим основаниям: цена аренды спорного имущества была рыночной, вменяемая налогоплательщику арендная плата не применялась арендодателем в реальных сделках, спорные субарендаторы не были подконтрольны налогоплательщику, налогоплательщик проявил осмотрительность при их выборе (инспекция не доказала, что налогоплательщик знал или должен был знать о нарушениях контрагентов). Это решение поддержал апелляционный суд.

Суд кассационной инстанции удовлетворил жалобу налогового органа и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, предложив суду оценить доводы инспекции в совокупности, главным из них суд назвал наличие у спорных субарендаторов признаков фирмы-однодневки.

При новом рассмотрении дела налоговый орган представил в суд новые доказательства: протоколы повторных допросов полицией сотрудников арендодателя (владельца полувагонов),[6] которые изменили свои первоначальные показания[7] и указали на налогоплательщика как на организатора налоговой схемы притворной субаренды через подставных лиц.

Между тем, суд первой инстанции вновь удовлетворил требования налогоплательщика, оценив новые доказательства налогового органа как недопустимые, хотя и приобщил их в материалы дела. Суд апелляционной инстанции отменил это решение на основании имеющихся в деле доказательств. Суд воспроизвел доводы налогового органа и переоценил материалы дела с учетом этих доводов. Кассация оставила это решение в силе, сославшись на ч. 2 ст. 287 АПК РФ, ограничивающую полномочия кассационной инстанции по оценке доказательств. Довод налогоплательщика о недопустимых доказательствах суд отклонил со ссылкой на п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53.[8]

Дело № 3 «Переоценка доказательств апелляцией и мнимая беспомощность кассации»

Бизнес налогоплательщика состоял в закупке нестроевого лесосырья для своего единственного и аффилированного с ним покупателя – завода по производству ДСП. Налоговая инспекция в ходе выездной проверки пришла к выводу, что часть поставщиков лесосырья – фирмы-однодневки. Не опровергая факта закупки спорного товара, его объема, качества и рыночности цены, инспекция отказала в вычетах НДС по спорным сделкам, ссылаясь на то, что поставку осуществляли не спорные поставщики, а неустановленные лица. Инспекция не спорила, что налогоплательщик сам себя лесосырьем обеспечить не мог.

Читайте так же:  Как вычесть подоходный налог с зарплаты калькулятор

Суд первой инстанции признал решение инспекции частично недействительным, ссылаясь на то, что законные основания для вычета НДС имеются, а невозможность поставок спорными контрагентами инспекцией не доказана, налогоплательщик проявил осмотрительность при выборе поставщиков и не имел каких-либо мотивов искусственно оформлять покупку лесосырья у них взамен покупки у «настоящих» поставщиков. Суд апелляционной инстанции отменил это решение в части, принятой в пользу налогоплательщика, переоценив доказательства, имеющиеся в материалах дела с учетом доводов налогового органа. При этом в трех судебных заседаниях судьи даже не открывали материалы дела, т.е. не исследовали имеющиеся в них доказательства.[9]

Суд кассационной инстанции оставил жалобу налогоплательщика по этому эпизоду без удовлетворения, сославшись на ч. 2 ст. 287 АПК РФ, ограничивающую его полномочия по оценке имеющихся в деле доказательств. Суд отклонил доводы налогоплательщика о нарушении судом апелляционной инстанции подп. 12 п. 2 ст. 271 АПК РФ о мотивированности судебного акта и ст. 10 АПК РФ, запрещающей суду ссылаться на доказательства, не исследованные непосредственно в судебном заседании.[10]

Что объединяет эти дела?

Анализ судебных актов по указанным делам объединяет нарушение судами алгоритма судебного следствия, предусмотренного Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53. По делам о проверке обоснованности налоговой выгоды налогоплательщика арбитражным судам следовало установить:

— пороки в документах, предусмотренных налоговым законодательством и представленных налогоплательщиком (но в счетах-фактурах спорных контрагентов ошибок не обнаружено, ни в одном из дел почерковедческих экспертиз этих документов не проводилось, а показания руководителей – «отказников» не проверялись посредством иных доказательств, имеющих более высокую юридическую силу (выписки из ЕГРЮЛ, нотариально заверенные решение о создании юридического лица и подписи на банковской карточке, ответы налоговых органов на адвокатские запросы, получение зарплаты по банковской выписке движения денежных средств по счету и т.д.));

— реальность спорных хозяйственной операции и отсутствие антиналоговой цели (во всех сделках деловая цель — получение прибыли достигнута, реальность сделок не опровергнута);

— подлинное экономическое содержание спорных сделок (во всех делах экономический анализ сделок не осуществлен, корректная налоговая реконструкция не проведена, рыночность цены спорных товаров и услуг не опровергнута);

— налогоплательщик знал или должен был знать об ошибках контрагентов (ни в одном из дел не доказано, что спорные контрагенты были основными, единственными или взаимозависимыми с налогоплательщиками).

Судами очевидно проигнорированы судебные ориентиры (правовые позиции) Конституционного, Высшего арбитражного и Верховного судов о том, что:

налогоплательщик не несет ответственность за действие всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет;[11]

— порядок исчисления налога не зависит от мотива целесообразности совершения налогоплательщиком той или иной сделки, это недопустимо в публичных правоотношениях;[12]

— несмотря на сложность и непонятность для проверяющих договорных правоотношений, инспекция не выявила достоверно потерь бюджета в рамках сложившихся хозяйственных правоотношений;[13]

— не установлено, что налогоплательщик — бенефициар от спорных сделок с лицом, имеющим признаки «однодневки».[14]

Налицо очевидная «пробюджетная» тенденция разрешения налоговых споров судами[15]. При этом каждая судебная инстанция играет определенную роль. Значение «судов факта» (первая и апелляционная инстанции) по делам об оценке обоснованности налоговой выгоды заметно увеличилось. Соответственно, и судебные ошибки перешли из области права в область факта.

Суд первой инстанции в нарушение ст. 9, 10, 71, 200 АПК РФ воспроизводит позицию налогового органа, отказываясь от критической оценки его доказательств, зачастую не упоминая в решении неудобных доводов и доказательств налогоплательщика.

Суд апелляционной инстанции сохраняет в силе «пробюджетные решения» и, нарушая АПК РФ, берет на себя «грех» переоценки доказательств в «антибюджетных решениях», не испытывая особого риска, т.к. кассация качество такой переоценки уже не проверяет.

Суд кассационной инстанции «на всякий случай» возвращает на второй круг дела, где победу в споре одержал налогоплательщик и «не замечает» ошибок в оценке доказательств, допускаемых в пользу налогового органа «судом факта». Принципиальность кассации снизилась настолько, что она мирится даже с неисполнением нижестоящими судами ее собственных обязательных указаний (п. 2.1 ст. 289 АПК РФ), если это делается в пользу бюджета.

Единое свойство новой судебной практики по налоговым спорам – это отказ от презумпции невиновности налогоплательщика и переход к презумпции его виновности. Во всех рассмотренных делах налогоплательщики были вынуждены доказывать свою невиновность (достоверность документов по сделке, отсутствие у них антиналоговых целей, осмотрительность при выборе контрагентов) и даже предпринимали попытки обнаружить бенефициаров участия в их сделках фирм-однодневок. Но при отсутствии у них соответствующих административных полномочий и отсутствии у правоохранительных органов желания этих бенефициаров привлечь к соответствующей налоговой и уголовной ответственности, эта задача практически невыполнима.

Еще одно подтверждение

Наглядным доказательством обвинительного уклона судов в налоговых спорах выступает практика применения мер обеспечения (приостановления оспоренного ненормативно-правового акта до вступления в силу судебного акта, ст. 91, ч. 3 ст. 199 АПК РФ) по ходатайству налогоплательщика.

Данный институт в налоговых спорах обеспечивает реализацию конституционного принципа презумпции добросовестности налогоплательщика и служит защите его имущества от бесспорного взыскания в случае судебного спора.

Согласно п. 3 Постановления КС РФ от 17.12.1996 № 20-П, лишение налогоплательщика его имущества не будет расцениваться как произвольное в случае, если оно представляет собой законное изъятие, основанное на конституционной публично – правовой обязанности, что и надлежит выяснить арбитражному суду при рассмотрении соответствующего заявления налогоплательщика.

Видео (кликните для воспроизведения).

По спорам с налоговыми органами в Арбитражном суде г. Москвы за последние годы практика принятия обеспечительных мер практически прекращена (см. таблицу)[16]: получить у суда обеспечительные меры по спору с налоговым органом практически невозможно.

Источники

Налоговый спор апк
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here